12:53 

В подарок Пестрой Ленте! С днем рождения

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)


НАЗВАНИЕ: Эмоциональные реакции

Авторы: T*Sel – Грегори Лестрейд, Kiev_Gerika - Майкрофт Холмс.

Бэта: TylerAsDurden
Рейтинг: NC-17 (с запасом)
Предупреждение 1: стиль написания фика. Первоисточник он-лайн игра.

Саммари: Чем закончится противостояние двух личностей?

Примечания: В подарок Пёстрой Ленте, С днём рождения!


В кабинете у начальства, куда с утра пораньше вызвали Грега, спиной к ним, разглядывая урбанистическую панораму за окном, стоит высокий мужчина, который словно не обращает внимания на присутствующих. Спину его обтягивает дорогой пиджак, и вся поза говорит, о том, что он здесь по крайней необходимости.

Грег удивленно переводит взгляд с незнакомца на начальство и готовится слушать.

Шеф, нервно оглядываясь на скучающую спину, настоятельно просит не очень рьяно расследовать перестрелку в городе, между неустановленными группировками на черных джипах, т.к. случайные пострадавшие из прохожих не имеют никаких претензий.

Грег невозмутимо кладёт на стол папку с лично подписанными этими случайными пострадавшими заявлениями, работой по номерам джипов и фотографиями с камер.

— Расследование почти завершено, и я не верю в отказ от показаний без давления со стороны. За это тоже есть отдельная статья, если что.

Начальство беспомощно кашлянуло:
— Инспектор, вы же понимаете...

— Да, я понимаю, что кто-то повлиял на вас и пытается замять дело, однако я не собираюсь его заминать. Если все время закрывать глаза, однажды мы с вами можем оказаться случайными прохожими, и для нас это может закончиться не реанимацией, а гробом.

Мужчина оборачивается на эмоциональную тираду Лестрейда, и инспектор оказывается под ударом холодного взгляда серо-голубых глаз, в которых легко читалось: «Он идиот»?

В ответ Грег смотрит с вызовом. Теперь он может рассмотреть обладателя пиджака. Крайне «высокородного» вида, привыкшего рулить ситуацией. Тот, явно не привыкший к подобной реакции, приподнимает бровь.

— Ваша гражданская позиция делает вам честь, детектив.

— Благодарю, однако, в вашей похвале слышится «но».

— Пострадавшие забрали свои заявления, претензий не имеют, работу полиции считают важной и успешной. А обыкновенная бандитская разборка такого внимания не стоит. В мегаполисе бывает всякое, — все это произносится с ленцой в голосе, а глаза говорившего пристально следят за инспектором.

— Это не бандитская разборка.

— Неужели, — искреннее удивление. — А что же?

— Не знаю... пока, но явно не бандитская разборка.

— Вы твердо намерены это выяснить? — ленца исчезает, уступив место металлическим ноткам.

— Конечно. Дело не закрыто.

Грег внимательно наблюдет за собеседником. Тот оглядывает инспектора пронзительным взглядом, разве что не обыскивая, и произносит, дёрнув уголком рта:

— Не смею отвлекать вас, — кивком давая понять, что разговор окончен. — Да, материалы можете оставить здесь.

— Это копии. — Грег смотрит не менее жестко в ответ. Он разворачивается и выходит из кабинета.

Следующие три дня треплют ему нервы и ничуть не проясняют ситуацию.

Майкрофт Холмс уезжает из Ярда в раздражении: мало того, что его люди допустили ошибку и упустили основных лиц, из этой банды торговцев оружием, теперь еще приходится все заминать и воздействовать на несговорчивого инспектора.

Вечером к нему на стол ложится досье на детектив-инспектора Грегори Патрика Лестрейда. Оно впечатляет: награды, благодарности, поощрения, громкие успешные расследования. А в чертах характера — напористость и упрямство.

В последующие дни, наблюдая за усилиями инспектора, он решает переговорить с ним. Проще всего навестить вечером дома. Проникнуть в квартиру труда не составляет.

Грег приезжает домой не в духе. А дома его уже поджидает обладатель пиджака: сидит в его кресле с видом столь недовольным и презрительным, словно инспектор его приглашал, а теперь тот не доволен недостойной себя обстановкой. Грег достает пистолет и направляет на мужчину.

— Вы пробрались в мой дом.

Тот продолжает невозмутимо сидеть в любимом кресле инспектора и не обращает внимания на направленное ему в лоб оружие.

— Это вынужденная мера. Необходимо прояснить некоторые моменты.

— Приемные часы с двух до четырех. А теперь, будьте любезны удалиться.

Мужчина не двигается.

— Сожалею, но в данный момент это невозможно.

— Могу вас уверить, мое кресло клеем не намазано. Так что поднимайтесь и шагайте к выходу.

Мужчина наоборот вальяжно располагается в кресле.

— Я не задержу вас надолго. Ваше расследование уже вышло за рамки уголовного, поэтому рекомендую на этом поставить точку. В ваших же интересах. Не стоит портить красивую карьеру.

— Раз уж вам известна моя карьера, вам известно и то, что я не прекращу расследование, пока не докопаюсь до сути.

Грег стоит, замерев и не опуская оружие.

— Весьма, весьма прискорбно, что не желаете прислушиваться к советам. Вы ввязываетесь в игру не на своем поле и не по вашим правилам. — Также невозмутимо, не обращая внимания на оружие, он поднимается и произносит: — Приятного вечера. — И, не боясь, поворачивается спиной к инспектору.

— Сомневаюсь, что вечер будет приятным. Однако, чем мне грозит вмешательство? Я так полагаю: вы один из тех, кто обеспечивает препоны и неприятности.

Мужчина останавливается и оборачивается.

— Вы можете их избежать, если закроете дело. Чем грозит? Хм… зависит от степени вашего вмешательства.

— Я не закрою дело. При самом плохом раскладе для вас?

— Для меня? — Мужчина пожимает плечами. — Ничем. А вот вы минимально карьерой.

— Я рискую всем уже долгое время. Не впервой. Но, пока что, счет в мою пользу.

В ответ его незваный гость смеется.

— Предлагаете поиграть?

Грег чуть не снимает оружие с предохранителя.

— Вы любите игры?

— Время от времени. Это развлекает, — в его голосе слышны равнодушные интонации.

— Не боитесь заиграться?

— Это всего лишь вопрос контроля.

— Зачем вы пришли лично?

— Скажем, мне захотелось развлечься. — Улыбается уголком рта.

— Я настолько забавен?

— Посмотрите на себя в зеркало — просто образец праведного гнева.

— Посмотрите на себя — высокомерный хлыщ, который может крупно нарваться. Какое влияние вы имеете на моего начальника?

Раздается мелодичный звон, мужчина достает из кармана на жилете брегет.

— О, простите, мне пора.

Поворачивается, перебрасывая зонтик через локоть, и направляется к двери.

— Разговор не окончен. — Грег загораживает выход.

Мужчина чуть удивлённо приподнимает бровь, ожидая продолжения.

— Не игнорируйте мои вопросы. Какое влияние вы имеете на моего начальника?

— Я не обязан отвечать на ваши вопросы. Я не на допросе.

— Вы у меня на мушке. Это веский довод. Итак?

— Неужели? Как говорится, мои адвокаты свяжутся с вами.

— Плевал я на ваших адвокатов. Раз уж вы заявились в мой дом — извольте отвечать.

— А если я не хочу? — Он произносит это все также невозмутимо, словно его невозможно вывести из себя.

— Ваши желания не имеют значения.

— И что вы тогда предпримите?

— Заставлю вас говорить.

— О! — мужчина забавляется, испытывая терпение инспектора: — Как?

— Есть множество методов. Какого черта мой шеф так нервничал рядом с вами?

— Спросите у него. Я просто присутствовал.

— Просто присутствовали — с какой целью?

— Сожалею, не ваш уровень доступа. И, прошу простить, мне действительно пора. — Шаг к двери.

— Кто вы? — Грег решительно наводит пистолет на колено посетителя. — И как получить доступ?

— Вам этого знать не обязательно. — Мужчина переводит взгляд на пистолет. — Не советую.

— Обязательно. Вы вломились в мой дом, в мое досье, и я имею право знать, хотя бы в плане моральной компенсации за отнятое время.

— Увы.

Грег все-таки снимает пистолет с предохранителя.

— О… и… упс, как говорят в Голливуде, — произносит его собеседник, и на груди Грега появляются две красные точки снайперского прицела. — Не люблю угроз — они примитивны, но, когда вынуждают.

Грег опускает взгляд.

— Вы проникли в мой дом, и я арестовываю вас. Вы угрожаете моей жизни, и это уже тянет на несколько суток в тюремной камере.

— Вы уверены, что у вас получится арестовать меня? — Мужчина непоколебимо спокоен.

Грег резко протягивает руку вперед и дергает его на себя, прикрываясь от снайперов.

— Можете убедиться в этом прямо сейчас.

— Профессионально. — Он не делает попыток вырваться. Грег чувствует аромат дорого парфюма. — Ну что ж, арестовывайте.

Инспектор ощутимо тычет под ребра пистолетом и выкручивает его руку.
Тот шипит, но не больше, только глаза становятся злыми. Грег отвечает не менее ненавидящим взглядом.

— Я оценил вашу подготовку, — чуть прерывающимся от боли голосом произносит мужчина.

— Я отпущу вас, если услышу ответы на заданные мною ранее вопросы.

— Увы, не услышите. И... — вздох от усилившийся хватки обрывает фразу на полуслове. — А за сломанную руку неприятности будут не гипотетические, а реальные: превышение полномочий.

— Превышения полномочий нет — вы оказали сопротивление при аресте.

— Ничуть. Я не вооружен, на вас нет даже оторванной пуговицы.

— Снайперы.

— А разве их кто-то видел?

— Я. И этого достаточно.

— Недостаточно. Слова, ничем не подтвержденные.

— Вы в моем доме, без приглашения и до меня, угрожали мне.

— Но сопротивления не оказывал, — закусив уголок губы.

— А кто поверит вам, а не офицеру полиции?

— Как гражданин, я имею право на адвоката, а он уже изложит все обстоятельства.

— Пф-ф... Адвокат здесь не присутствовал.

— Он выяснит все обстоятельства. — Мужчина вынужден чуть сдвинуться — заломленная рука затекает.

— У кого? Свидетелей нет.

— А разве когда назначают адвоката после совершенного преступления, свидетели есть?

— Их находят.

— Значит, найдут и здесь.

— Нет. Только ваши снайперы, которых не было.

— Значит, будет справедливый приговор.

— Вам?

— Вы же этого хотите?

— Да. Только я хочу для вас приговора по всей строгости, в совокупности с участием в перестрелке.

— О-о, — мужчина смеется, хотя и немного хрипловато. — Это еще надо доказать.

Грег дышит, почти касаясь его выдающегося носа.

— Я докажу.

— Вот когда докажите, тогда и будет разговор на эту тему. — Он не отворачивается, просто смотрит в глаза инспектору. — Так будете арестовывать, или я удалюсь по своим делам. — Рука болит, пистолет явно оставит синяк, но лица он не теряет.

— Буду, — почти рычит Грег и разворачивает мужчину так, что выворачивает руку окончательно, заставляя его нагнуться.

Тот сдерживает стон, закусывая губу.

— Так... арестовывайте.

Грег связывает его руки своим ремнем и достает телефон вызвать наряд полиции. Мужчина молчит, не делая попыток вырваться или что-то сказать. Спокойно ждет, изредка болезненно дергая уголком рта.

Полиция снимает с Лестрейда показания и мужчину увозят. Грег наконец-то падает спать. Но выспаться ему не дают. Буквально через три часа звонит телефон, и начальник орет в трубку:

— Ты с ума сошел, хочешь в боби на перекресток? Ты что творишь? В 8 утра у меня в кабинете.

Грег нажимает на отбой и проваливается в сон. Плевать.

Утром его все-таки вызывают на ковер. Начальник уже чуть успокоился.

— Ты даешь! Тебе ж пояснили. Кому надо твое упрямство? Сейчас затаскают по объяснениям и проверками.

— Пусть. Этот хлыщ давит на вас каким-то образом, шеф, но он причастен к этому и к тому, что пострадали невинные люди. Кто он?

— Тебе пусть, а объясняться мне. Уже ночью выдернули. — Машет рукой. —
Не лезь ты туда.

— Шеф. Кто он?

— Не связывайся с ним.

— Да кто он, что полиция у него под каблуком?

— Никто! Ясно тебе? Все, свободен.

Грег уходит, но дело не бросает, не смотря на серьезные проблемы.

Через пару дней обнаруживается пропажа оригиналов записей с камер и данных на машины. Свидетели отказываются говорить.

Грег зло ломает стул дома и думает, что делать дальше.

Вечером того же дня, возвращающегося домой инспектора очень тихо, незаметно для прохожих берут под локти и сажают в ровер с тонированными стеклами. Пистолет отбирают.

Грег не сопротивляется, он примерно догадывается, кто и зачем. Он ждет, экономит силы, и без оружия он умеет справляться.

Его привозят в неприметный дом в спокойном районе и оставляют в комнате одного. Столик, два кресла, на столе кофейник. Грег подходит и наливает себе кофе. В конце концов, он устал, и если кому-то неймется пообщаться с ним ― придется терпеть злого, уставшего и голодного инспектора.

Через несколько минут дверь открывается и заходит уже знакомый мужчина, все такой же надменный и холеный. На его лице любезная, действительно любезная улыбка.

Грег сидит в кресле и игнорирует мужчину от нуля до пи пополам. Он наслаждается кофе, остальное не имеет значения.

― Наслаждайтесь, можете не обращать на меня внимания, ― в голосе вошедшего звучит ирония, он достает коммуникатор и углубляется в экран.

Грег так и делает. Потягивает кофе. Если этому хлыщу что-то нужно, то пусть поизводится. Грегори Лестрейд на такие представления не покупается.

― Может, желаете ужин?

― У вас ко мне какое-то дело?

― В некотором роде.

― Так излагайте. ― Грег устраивается в кресле поудобнее, будто он в своем кабинете и допрашивает преступника, а не сидит неизвестно где, неизвестно с кем.

― Извольте, ― не обращая внимание на тон и общий вид, произносит мужчина. ― Ваше расследование ведётся параллельно с проводимым другим ведомством и мешает излишней оглаской. Кроме того, вторая сторона, учувствовавшая в перестрелке, тоже не сидит, сложа руки. Я бы просил, именно просил, закрыть данное дело и передать материалы мне. Свидетели никаких претензий не имеют, и не будут иметь. ― Слово «будут» он выделяет голосом.

― Кто вы?

― Вам необходимо знать?

― Да, ― твердо произносит полицейский. ― Вы запугали свидетелей, но я хочу, чтобы все было по справедливости и люди могли получить компенсацию.

— Представитель второго ведомства. Компенсацию они получили весьма щедрую, так же полностью оплаченное высококвалифицированное лечение. Граждан просто попросили не распространяться на эту тему. Ничего явно противозаконного, ― спокойно поясняет мужчина, заложив ногу на ногу.

― Какую ответственность вы понесёте за стрельбу в городе?

Его собеседник молчит, иронично поглядывая из-под бровей, как бы говоря: «Что за нелепый вопрос?»

― Вы же не хотите сказать, что раз вы из системы, то безнаказанны?

― Инспектор, кто стрелял непосредственно, тот наказан. Напоминаю, что меня там не было. Так что повода для наказания меня ― нет. Послушайте. Вам есть чем заняться, за вами еще несколько более запутанных дел, чем это. Займитесь ими.

— Почему бы вам официальным приказом не перевести дело в другое подразделение и не объединить их? Почему необходимо действовать через меня?

— Мне выгодно, чтобы оно находилось я Ярде, пока официально. Свидетелей нет, принадлежность машин и людей не установлена. Дело закрыто.

— Но неофициально — у вас. И в случае прокола полетит моя голова, а не ваша. Оригинально. Или вы совсем заберете дело официально, или я продолжаю копать и мешать вам.

— Вашей голове, с профессиональной точки зрения, ничего не угрожает. Я позабочусь. Официально мне нужно, чтобы оно проходило как уголовные разборки и не привлекало ненужного внимания. — Со вздохом: — К чему такая принципиальность. Вы же тоже человек системы.

— Хмм... интересное уточнение — с профессиональной точки. То есть если дело захотят закрыть ваши противники — меня просто устранят.

— Именно поэтому в ваших интересах закрыть дело, и забыть о нем.

— И облегчить вам жизнь, хотя вы мне попортили крови? Нет. Из принципа.

— Вы мне тоже не доставили приятных минут. Да... принципы великая вещь — но глупая, — говорит он, растягивая гласные. — Инспектор, вы не дурак. Это комплимент. Зачем оно вам?

— Я — дурак, и потому отвечу просто: я так хочу.

— Вы не склонны к капризам. Почему?

— Новая черта — только для вас.

— Я польщен! Какой подарок, — произносит мужчина издевательски. — А в принципе... Расследуйте. Это даже хорошо.

— Ну конечно. Я буду отвлекать на себя все внимание ваших врагов. Чудесно.

Собеседник самодовольно улыбается.

— Тогда я тоже требую компенсации.

— Это уже деловой разговор. Слушаю.

— Это я вас слушаю. Внимательно.

— Вы мне положительно нравитесь. Что же предложить? Может, есть пожелания?

— До этого момента вы были столь изобретательны, а теперь что же, фантазия отказала?

— Кроме защиты, мне нечего вам предложить.

— Это я и сам могу себе обеспечить.

— Не на таком уровне.

— Нет.

— Как хотите. Могу помочь с расследованием других дел. Верну часть материалов. И, пожалуй, все.

— Неинтересно. А мне казалось вы человек более широкой фантазии.

— Инспектор, по большому счету вы мне нужны. Я предлагаю то, что могу, в рамках своих полномочий.

— Тогда вы ничего не можете предложить мне. Засим, считаю наш разговор исчерпанным. — Грег поднимается.

— Инспектор, если вы настаиваете на компенсации, лучше назовите вашу цену. Я могу банально предложить вам материальные блага, от коих вы с негодованием откажетесь. А предлагать сотрудничество не могу — я работаю в одиночку.

— Откажусь. В первый раз вы показали себя человеком умным — так что, я думаю, вы догадаетесь без подсказок. Вы же изучили мое личное дело.

Мужчина чуть задумывается.

— Так и быть я вам немного помогу с другими делами, чтобы вы расследовали это, а потом, что вы скажите об отпуске на теплом море на частном острове. С собой можете взять, кого захотите.

— Я справлюсь сам, спасибо. А что качается острова. Мы и так живем на нем.

— Справляйтесь, — пожимает плечами. — Но здесь нет пляжей и пальм. Всегда приятно не видеть наших туманов некоторое время. И раз мы уже обсудили сферы деятельности, то вам придется смириться с моим негласным контролем расследования и отчетами о его ходе. — Мужчина вальяжно отбрасывается в кресле, налив себе кофе.

— Раз уж вы и так «видите все», то считаю это нецелесообразным. И напишите отчет сами. За меня.

— Мне не нужны бумаги, меня будет интересовать то, что не запишут камеры наблюдения.

— То, что не запишут камеры наблюдения, относится к моему личному пространству.

— С этого момента, увы, оно отменяется.

- Мне что же, составлять для вас расписание моего распорядка дня? А, простите, количество и обильность мочеиспускания вас тоже интересует?

— Всё это я увижу. А вот версии и предположения...

— Увольте. Если не умеете читать мысли — это не мои проблемы.

— Не уволю, — произносит мужчина жестко. — Вы только что подписали контракт со мной.

— Я ничего не подписывал, совершенно точно помню это. Так что не вы мой работодатель, а государство. И вы, определенно не Людовик 14-й.

— Не обязательно подписывать, в некоторой области устные соглашения имеют больше силы. В данном вопросе государство представляю Я.

— И кто дал вам такие полномочия?

В ответ Грег слышит только молчание.

— Кстати, вы так и не представились. Согласитесь, странно работать с человеком не зная его имени и рода работы.

— О да, упущение. Позвольте представиться — мистер Холмс. И, как я уже сказал, представляю государство.

— Так вот, мистер Холмс, — выделяет мистер голосом Грег. — Я предпочитаю работать один.


продолжение в комментах

@темы: майстрад, NС-17, просто фик

Комментарии
2011-12-22 в 13:12 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
читать дальше

2011-12-22 в 13:15 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
читать дальше

2011-12-22 в 13:17 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
читать дальше

2011-12-22 в 13:19 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
читать дальше

2011-12-22 в 13:20 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
читать дальше

2011-12-22 в 17:38 

Rama-ya-na
С удовольствием вчитывалась в каждую реплику диалогов, представляла лица героев, их сдерживаемые, но прорывающиеся эмоциональные реакции (а порой наоборот, несдерживаемые или демонстративные).
Все вышло по-взрослому и достоверно, ни грамма флаффа, а читается в каком-то радостном нервном возбуждении.
И Грегори действительно достойный противник.

Автор, отдельное спасибо от моего мозга. Ему понравилось быть нагруженным (в хорошем смысле).

2011-12-22 в 18:52 

kosmi4eskaya
Мне не нужна никакая конструктивная критика. Только тотальное обожание. (c) Том Харди
о, Боже... это нереально прекрасно :heart::heart::heart:

2011-12-23 в 18:05 

Пестрая лента
Cherchez l'homme
Герика, Сел...спасибо огромное!
такой честный майстрад. почему-то я вижу злость самой искренней эмоцией в фиках, и здесь она обоснована и прекрасна.
*странно сказала, да*
Взрослые самодостаточные упрямые мужчины - таким я и вижу майстрад.
Получилось великолепно. Они живые, они яркие.
Огромное спасибо!!!

2011-12-23 в 19:23 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
Пестрая лента,

очень рады!!!

2011-12-24 в 00:18 

HelenSummer
and God Save the Queen.
Kiev_Gerika, а в м-соо не принесете? Если бы не обзоры, я бы и не увидела.. Там в соо только кусочек, а остальное?
*пошла читать

2011-12-24 в 00:21 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
HelenSummer,

получено разрешение поздравляемой)))
на СОО будет выложено. чуть позже.
надо еще доработать

2011-12-24 в 00:36 

HelenSummer
and God Save the Queen.
Kiev_Gerika, а-а, это хорошо :sunny: :sunny:
ПС. да, есть опечатки, если хочешь, я покажу где.

2011-12-24 в 00:37 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
HelenSummer,
жду в умыл.

2011-12-24 в 00:39 

HelenSummer
and God Save the Queen.
Kiev_Gerika, ок)) только я читаю медленно, растягиваю)

2011-12-24 в 01:12 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
HelenSummer,

читай, как читается
буду рада, если понравится.

2011-12-24 в 02:03 

HelenSummer
and God Save the Queen.
Ой, как-то оно неожиданно закончилось!! А что там дальше? Это майстрад, так в тегах написано, а это, выходит, у них первая и последняя встреча? или всё же "но когда прошли полгода.. но это уже совсем другая история" ? :yes: :sunny:
понравилось, хоть для меня и жестковато, они такие упрямцы!! упрямо заговаривали зубы друг другу :-D
Нца сладкая, и ведь ничего такого, но спасибокончил! :heart: :sunny:

2011-12-24 в 02:13 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
HelenSummer,

может и не последняя. Шерлок никуда не делся)))
упрямцы, и флафф ненавидят всеми фибрами))))
мррррр
авторы рады!!!

2012-02-17 в 08:14 

Lira Hoshi
Все дело в том, что мы постоянно отправляемся в путешествие, которое закончилось за секунду до того, как мы успели выехать.
Оно потрясающе....А продолжения к этому нет?.. *читается очень легко.

2012-02-17 в 16:45 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
Lira Hoshi, спасибо!!!
фик закончен.
продолжение было в черновике, но ...не сложилось

2012-02-17 в 22:15 

Lira Hoshi
Все дело в том, что мы постоянно отправляемся в путешествие, которое закончилось за секунду до того, как мы успели выехать.
Kiev_Gerika, пичаль :depress:

2012-02-17 в 22:26 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
Lira Hoshi,
додумайте сами ))))) что там было))))

на СОО Майстрада, есть еще наши тексты)))

2012-02-17 в 22:48 

Lira Hoshi
Все дело в том, что мы постоянно отправляемся в путешествие, которое закончилось за секунду до того, как мы успели выехать.
Kiev_Gerika, а ссылочками можно?) я по майстраду не особо... в любом случае )))

2012-02-17 в 22:53 

Kiev_Gerika
"Я верю в Высшую справедливость..." - Роман Ясный.(c)
2012-02-25 в 00:04 

Самое нежное из чувств
*-Да, детка, я - король ящериц!*
Очень интересно и красиво.Большое спасибо авторам!

2012-02-25 в 01:50 

Lira Hoshi
Все дело в том, что мы постоянно отправляемся в путешествие, которое закончилось за секунду до того, как мы успели выехать.
Kiev_Gerika, Благодарю!)

2016-05-14 в 03:40 

Kiev_Gerika, прочитала первую часть "Цели и методы", но никак не могу открыть остальные части. Я в mystrade, но поиск ничего не дает. Пожалуйста, где можно скачать или прочитать 2 и 3 части? Спасибо.

     

тексты Noel*

главная